Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Phoenix

Привет!

Это блог о моем психотерапевтическом процессе.

Я пишу о своем клиентском опыте в индивидуальной и групповой терапии. Об инсайтах, процессах, чувствах. О сомнениях и боли. О радостных открытиях. Размышляю вслух.

В данный момент я в терапии больше шести лет, около 500 часов личной терапии и около 200 групповой. Первая моя тер работала в психоаналитическом подходе, последние два года я работаю в телесноориентированной терапии, открываю свое тело и процессы в нем.

Добро пожаловать, здесь интересно!
Sloth on tree

Надо что-то делать!



У меня есть часть – очень тревожный мальчик, лет 7-10, сосредоточенный, в очках, с папочкой в руках, он все время говорит: "Надо что-то делать! Надо что-то делать! Надо что-то делать!"

Волнуется очень. Тревожно глядит по сторонам. Напряженный. Боится. Сейчас увидят, что он ничего не делают и нападут. Так нельзя. Поэтому надо все время что-то делать! И прямо сейчас тоже!

Когда он заводит эту волынку, я научилась улыбаться и отвечать: "Щекотаааааать, крошку!" и мысленно его щекотать и целовать, он тогда смеется и расслабляется. И мне в целом становится полегче и попускает.

У меня есть внутренний взрослый, который способен решить, когда мне надо что-то делать, а когда нет. Этой детской части не нужно этим заниматься.
Mask

Wonder

Мой самый любимый конь.



Его звали Вондерс. Я ездила верхом 10 лет, но только он остался в моем сердце.

Я ему доверяла. Я с ним дружила. У его был прекрасный характер, он был спокойный, даже флегматичный, при этом отзывчивый, дружелюбный, добрый. Отзывался на нас, детей. Легкий на шенкель, с мягкими аллюрами. С ним я чувствовала себя уверенно верхом.

С ним можно было гулять повсюду. Я его чистила и седлала на улице. После тренировок мы с подружкой пасли лошадей, и его можно было поставить, перебросить чомбур через спину и сесть поодаль. Заводя в денник, я снимала с него недоуздок еще перед дверью и он заходил вовнутрь сам. Однажды он развернулся и отправился на свежую траву, так я даже не успела испугаться, подошла к нему и забрала обратно.

Мне с ним было хорошо. Моя душа с его душой перекликалась. Я просила его купить, чтобы на нем больше никто не ездил, чтобы он был только моим и я могла бы гулять с ним везде, где мне только захочется.

Мне было четырнадцать и он был самым теплым, что было в моей жизни. Я любила его.



В жаркий летний день я с радостью и воодушевлением примчалась на тренировку. В кармане шуршали сухари. Взяла амуницию и болтала с тренером. Там мне сказали, что Вондерса увезли заграницу, в хорошее место, где он будет катать деток, много гулять и отдыхать.

Только 15 лет спустя я поняла, что он умер, а меня берегли. До сих пор не знаю, что с ним случилось. И немножно верю, что он жив.

Люблю его и сегодня.