Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Phoenix

Привет!

Это блог о моем психотерапевтическом процессе.

Я пишу о своем клиентском опыте в индивидуальной и групповой терапии. Об инсайтах, процессах, чувствах. О сомнениях и боли. О радостных открытиях. Размышляю вслух.

В данный момент я в терапии больше шести лет, около 500 часов личной терапии и около 200 групповой. Первая моя тер работала в психоаналитическом подходе, последние два года я работаю в телесноориентированной терапии, открываю свое тело и процессы в нем.

Добро пожаловать, здесь интересно!
Sloth on tree

Вместо поиска виноватых – ищите героя.



Вместо поиска виноватых – ищите героя.

Это жизнь. Shit happens. В следующий раз вместо того, чтобы искать виноватых – так как эта стратегия ни к чему продуктивному не ведёт – ищите Героя. Ищите того, кто справился, кто придумал выход, кто выдержал испытание, кто был стойким, сообразительным, смелым и решил ситуацию наилучшим образом.

И детей своих научите.

И себя хватит херачить.
Sloth on tree

Сценарии жизни

Вероника Крайнова читает курс про одиночество.

Одиночество – это, в том числе, сценарий жизни. Сценарий нельзя поменять кардинально, стать другим человеком, зажить другую жизнь. Есть врождённые особенности характера и темперамента, есть установки прошитые очень глубоко.

Сценарий можно расширить и адаптировать под текущие реалии. Сценарий жизни был написан ребёнком в определенных условиях, из его понимания жизни, из его детских возможностей. Ребенок выбрал налучшее решение, какое только мог.

Взрослый человек может перестроить и адаптировать свою систему координат, чтобы ему сегодня было хорошо. У взрослого палитра вариантов шире, чем у того ребенка, каким он был в момент написания сценария.

Само оно не меняется, и даже наоборот - сценарий нужен для того, чтобы повторяться, как пьеса в театре. Вы же не ожидаете, приходя на известный спектакль, что именно сегодня Ромео и Джульетта счастливо поженятся?

Вот и в жизни женщина со сценарием Джульетты раз за разом попадает в свою пьесу с одинаковым концом. В другую постановку со своим сценарием она настолько не вписывается, что никогда в других ролях и не играет.

Изучать, осознавать и менять свои сценарии можно самостоятельно, читая книги, участвуя в марафонах и прислушиваясь к себе. В терапии этот процесс идет быстрее и эффективнее.


Вот прекрасный пример расширения сценария:
xxx: Мама поставила в очередь. Сказала, cтoй здecь, и ушла искать, чтo eщe купить. Очереди тoгдa были длинные. Я и стоял. А очередь от мeня вce отодвигалась и отодвигалась... Не помню, чeм кончилось. Вроде пацаны какие-то подошли и спросили, чтo я тyт oдин делаю, и постояли со мной, пoкa мама не вернулась. Чyть старше я yжe стал понимать, чтo тaкoe очередь, и научился бояться, чтo мoя очередь подойдёт, а мама не успеет вернуться.
xxx: А я сегодняшний научился громко просить открыть ещё одну кассу, ecли очередь слишком длинная :))
Sloth on tree

Читаю Наоми Рейн «Как полюбить себя. Мама для внутреннего ребенка.»

Читаю Наоми Рейн «Как полюбить себя. Мама для внутреннего ребенка.»

Такая милая и теплая книга! Написана без психологических терминов, от первого лица, узнаваемо, с теплом и любовью. Мур!


Любящая Мама – это источник постоянной внутренней опоры, поддержки и защиты, который постепенно появляется у клиентов внутри в процессе терапии. Это принятие и одобрение себя разного, поддержка себя любого. Это умение опираться на свои ресурсы – не требовать и ожидать от других заботы и любви, а давать их себе самостоятельно. Или просить других о помощи, но при этом давать им право на отказ. Это та автономность и самодостаточность, противоположная созависимости, которая дает человеку возможность справляться самому, хорошо себя чувствовать в одиночестве и в то же время быть полноправным партнером в отношениях, в которых каждый развивается и обогащается.

Я считаю, что внутренняя гармония, счастливые, долгие и устойчивые взаимоотношения с близкими людьми, работа, приносящая и удовольствие, и деньги, а также интерес и радость к миру делают жизнь стоящей. Я вижу ключ к этому в том, чтобы любить и принимать себя; сопереживать себе, когда тяжело, и поддерживать – самостоятельно и с помощью друзей и родных. В том, чтобы проявлять себя, воплощать свое предназначение в работе и творчестве, в ежедневной жизни. Верить в себя и реализовываться; иметь свою точку зрения, свои принципы и опираться на них; уметь просить о помощи, отказывать и принимать отказ.

Я больше не ощущала радости жизни, не могла смеяться, общаться, дружить. Я видела вокруг себя страдание, а внутри ощущала пустоту. Как могла я радоваться, когда внутренний ребенок страдал? Мне все время уныло, тоскливо и хочется плакать. Со мной случилось что-то ужасное. И мне очень больно. Кто-нибудь понимает, какой ужас я испытываю, какую боль?
Моя жизнь стала пустой, серой, тоскливой. Поэтому я годами страдала. Сильно, глубоко, страстно, полно, самозабвенно. Людям мои страдания казались неадекватными. Наверное, так оно и было. Хотя моя боль была самой настоящей, ужасающе реальной. Дело в том, что в моей психике действовал механизм, во много раз усиливающий любой дискомфорт, недовольство, неудовлетворение.
Я была невероятно ранимой, уязвимой до крайней степени. Люди боялись ко мне приближаться, что-то говорить. Любой шаг, жест, слово могли причинить мне почти непереносимую боль.

Травма – так психологи для краткости называют больное место в душе. Нормальную реакцию можно представить моросящим дождиком, который если и промочит, то незначительно. Травму же – бочкой воды, окатившей тебя – такие сильные захлестывают чувства.

Самое важное, что нужно Внутреннему Ребенку – это право быть. Внимание к нему, готовность услышать, поддержать его, ободрить и одобрить – разделить его чувства и позволить ему их переживать. «Я принимаю тебя любого со всеми твоими проявлениями.» Человек получает новый опыт: можно злиться, показывать свою боль, плакать и быть неадекватным в своих реакциях, но при этом кто-то не покидает его, а остается рядом. Любит, заботится и поддерживает. Это то, чего не было в детстве. То, что исцеляет.

• Он жестокий – потому что с ним поступали жестоко, и он просто не знает, что можно иначе.
• Он отвергающий – потому что его отвергали, и теперь сам он умеет только отвергать.
• Он жадный – потому что его лишали, он был обездолен – и теперь боится, что ему не достанется, что больше он никогда ничего не получит.
• Он мстительный – потому что его унижали, несправедливо наказывали, не уважали в нем личность, не слушали его, не верили, не поддерживали.
• Он непрощающий – потому что никто не прощал его; его наказывали по много раз за один проступок или очень жестоко за мелочи.
• Он ревнив – потому что ему не хватало любви и внимания; ему казалось, что других любят больше.
• Он злораден – потому что никто не защищал его, и теперь он может радоваться только когда плохо его обидчику.
• Он злой – потому что к нему проявляли мало доброты.
• Он подозрителен – потому что его предавали, обманывали, использовали.
• Он эгоцентричен – потому что никто не заботился о его интересах, не думал о нем.
• Он обманывает – потому что ему не верили, наказывали, не защищали.
• Он просто одинокий, несчастный, брошенный ребенок.


Рекомендую.
Sloth on tree

Оправдываюсь

Я заметила интересный феномен: я все время мысленно оправдываюсь.

Вот я гуляю с собакой, она присаживается пописать. У меня в голове появляется гипотетический человек, который предъявляет мне претензии о том, что я не убираю за собакой, когда она какает. У меня прокручивается целая речь о том, что я с этой собакой живу уже 13 лет, я могу отличить, когда она писает, а когда какает. И сейчас она не какает и убирать нечего. При этом на расстоянии 200 метров во все стороны всего два человека, которым вообще нет до меня дела.

Я сижу в очереди в поликлинике. В помещении 15 посадочных мест и три человека. Я села удобно, сложила свою сумку и бумаги на соседнее сидение. И мысленно сразу начинаю оправдываться перед вымышленным собеседником, который может появиться в любой момент передо мной, почему я заняла целых два сидения, ведь очевидно, что «чего это ты развалилась тут!» и это потому что я толстая, надо быть скромнее, худее, и занимать только одно место. За два часа ни один человек ничего мне не сказал по этому поводу, да и необходимости такой не было.

Я еду в троллейбусе с пробитым билетом. Мысленно всю дорогу оправдываюсь перед контролером, представляя, что когда они зайдут, мой билет не сработает, потому что я забыла его пробить или что-то сломалось системе. Я судорожно мямлю, что «ну вот же я пробивала...», лепечу и плачу мысленно. Такой ситуации ни разу не было. Меня ловили без билета, но с пробитым талоном всегда все срабатывало.

Блядь!

Что надо было со мной делать и как меня растить, если в 34 года я на каждом шагу представляю ситуации, где я не виновата, но мне выкатывают, я нелепо оправдываюсь и остаюсь виноватой?!

Два дибила.
Sloth on tree

Сегодня я рисую боль детской части от плохих отношений

0BE9654D-1FC4-4C5A-9DDF-51049E29360F

У меня сегодня трудный день. Мне плохо и больно, я хочу домой, я хочу на ручки, больно от всего, я не хочу никого видеть, ни с кем говорить, мне одиноко. Отчаяние и бессилие. Руки опускаются. Все бесполезно. Похудение это. Работать. Надежда на отношения и на секс. Все это режет острым ножом меня пополам и от боли не хочется жить.

Наелась шоколада и пельменей. В желудке было тяжело. Пошла блевать. После этого залезла в горячую ванну. Там плакала. Говорила сама с собой.

Одна часть хочет отношений в любви, где мне легко и хорошо. Я думала, это детская часть, нуждающаяся в маме.

Другая часть знает, что отношения – это больно, страшно, стыдно, мучительно и тягостно, это унижение, насилие, использование и обслуживание. Я думала, это взрослая часть.

А когда я организовала их диалог, оказалось наоборот. Попробовать отношения в любви и быть в парности хочет взрослая часть. Я уже достаточно внутренне выросла, чтобы пробовать строить такие отношения. А боится отношений детская часть, у которой весь опыт отношений мучительный и болезненный. Это она сейчас в шоке, отчаянии, ей больно, стыдно, страшно, она не хочет жить. Я ее обнимала и плакала. Рисовала ее боль.

Вышла на прогулку, шла мимо Старой Риги, музыки и тусовки. Одной частью рвалась туда, другой была в ужасе. Обнимала ту, что в ужасе. Жалела ее. Говорила, что вижу ее, что буду беречь и защищать, что мне жаль, что у нее такой плохой опыт отношений, что ее били, ругали, раздевали, стыдили, виноватили, не уважали, обижали и проламывали границы. Но это закончилось. Теперь есть я, которая хочет отношений во взаимном уважении, безопасности, принятии и учится это узнавать и строить.
Sloth on tree

Про отвержение младенческой части

Прекрасная статья Ильи Латыпова в продолжение вчерашней темы про младенческую часть:

«Чем больше напуган этот младенец - тем менее терпим он будет к любым намекам на то, что другой человек не в состоянии удовлетворить это всепоглощающую младенческую тоску по утраченной матери. А обнаружение того, что другой человек в принципе не в состоянии полностью удовлетворить младенческий эмоциональный голод - и вовсе может породить состояние, близкое к панике.

«Младенец» испытывает ярость и ненависть к тому, кто осмелился «предать», в его боли много гнева и страха. Бьющийся в душе ужас бросает из крайности в крайность, делая человека крайне подозрительным и враждебным.

Отверженный не осознает другого как живого, чувствующего, думающего, переживающего - для него это просто объект, не дающий того, что требуется. Отвергающий по определению - бессердечный негодяй/гадина, потому что отказал/а нуждающемся в том, без чего он не проживет. Отказался жертвовать собой, как жертвует своим временем и здоровьем мать для того, чтобы выходить младенца.»


https://www.facebook.com/100001839349395/posts/3877544515650155/
Sloth on tree

Сегодня я рисую детскую тоску по маме



Сегодня я рисую детскую тоску по маме.

Тонкое щемящее чувство внутри. Боль тонкая, как писк комара. Как порез об страницу в книге.

Острая и неожиданная. Вот нет ее, я вся такая взрослая, сосредоточенная, занятая. И вдруг как укол пронзает. Ну, укол – это не ножом резать, это вообще можно не заметить. Ноет потом, саднит. Пройдет, отвлекусь – и снова. Часто она, много раз в день.

Боль тонкая, почти незаметная даже, от нее легко отвлечься. Но она есть. Болит.

Довербальная тоска. Думаю, она вообще из младенческой части, когда мама=еда, мама=безопасность, мама=жизнь.

И, соответсвенно, еда=мама.

Я сейчас ем меньше, тоскую по еде, поднимается еще та детская тоска по маме.

Я ем по часам, и тогда меня кормили по часам. Это тоже триггерует.

И на ручки хочется.

Мне так не хватает безопасных прикосновений...

Как мне не хватает
Прикосновений
Но не любых
А безопасных
Как не хватает
Sloth on tree

(no subject)

Как все быстро закрутилось!

Раньше я худела на 10 килограммов легко, быстро и без особых внутренних процессов. Затем снижение веса замедлялось, мне становилось сложнее, поднимались старые истории, записанные в теле по разным поводам.

В этот раз поднимается с самого начала.

Сейчас у меня четыре активных процесса:

1) Четырнадцатилетняя часть, которая живёт в аду. В семье перемены, отец ночует дома три дня в неделю и это выдается за норму и «все в порядке». Напряжение бешеное, я не понимаю, что вокруг меня происходит, мне ничего не рассказывают, не имею никаких сил справиться с своим и чужим ужасом. Дома невыносимое напряжение, в школе одиноко, никто не видит мою боль. Я могу только мастурбировать и заедать. Каждый день после школы я покупаю литр мороженого и две пачки чипсов. Их надо съесть до возвращения родителей, если они это увидят – убьют, они и и так не выносят, что у них таких идеальных вдруг такой толстый ребенок.

2) Девятилетняя часть. Это ее притащили на нудистский пляж и раздели на глазах у толпы чужих людей. Это с ней голой фотографировались и все происходящее выдавали за норму. Ну типа вау какая раскрепощенность и открытость. Эта «открытость» убила во мне способность к сексу, доверию и любви. С того лета я начала набирать вес, так что четырнадцатилетняя пожинает плоды этого возраста тоже.

3) Пятилетняя часть. С пятилеткой пока не очень понятно, что происходит. Ей грустно, тоскливо и одиноко. Она чувствует себя лишней, ненужной, мешающей. Много боли.
Примерно в этом возрасте мама меня избивала в аффекте. Папа не защищал, хотя знал. Здесь было заложено знание, что близкие делают со мной страшные вещи и не у кого просить помощи. Соответственно, девятилетняя я на нудистском пляже опиралась на это знание.

4) Детская тоска по маме. Еще более ранняя часть, скорее младенческая. Активируется, когда вижу тер: на сессиях или на фб. Пока не вижу – вроде окнорм, не болит, ничего не замечаю. Как вижу ее – резким уколом активируется эта часть, меня прошибает тоской и болью, хочу плакать и на ручки, мир сужается до узкой полоски.
Это вообще могут быть кластеры нейронов с младенческого периода, когда мама=еда, я же меньше ем и поднимается тоска по маме-еде того периода.

Рисовать не хочется вообще. Я планировала делать по рисунку в день, чтобы поддерживать внутренний процесс. На это было много энергии, а сейчас нет. Единственное, что я делаю, смотрю на все части, даю место их чувствам и рассказываю четырнадцатилетней, что происходило тогда и чем закончилось.
Sloth on tree

(no subject)

Бравый солдатик кончился.

Снова в отчаянном отчаянии, плачу. Мотивация упала, ничего не хочу. Одиноко очень. Грустно. Больно.

Сессия была сложная. Я обиделась на тера, что у нее нет на меня времени, я всегда сильно ранюсь об это. Вообще не хотела с ней разговаривать и доверять. Отверглась. Ждала конца сессии, чтобы пойти чувствовать и плакать в одиночестве, не при ней. Обычно я легко с ней плачу.

Одна часть привязана к теру, другая видит, что ей не до меня и изолирует первую, чтобы не унижаться, не просить, не дергать, не нуждаться, не ждать, не любить, не привязываться – чтобы не было боли от отвержения.

Изолирует качественно, я даже не чувствую привязанности и боли, пока не вижу тер по скайпу. В этот момент становится сложнее изолировать, Приходится сильно сдерживаться. И еще у меня есть запрос, по которому я тоже хочу поработать, поэтому я работаю с запросом, а в фоне рыдает изолированный внутренний ребенок, который соскучился, устал и хочет на ручки!

Короче, рыдала вечером, глаза опухли, утром еле открыла ((