Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Sloth on tree

(no subject)

Видела сегодня сценку на улице:

Мальчик лет двух с половиной и его мама у пруда. Ребенок то ли ударился, то ли испугался, мама тащит его от воды и говорит: «Я же тебе говорила идти на площадку, а ты не послушался – вот тебе наказание!»

Так и растет человек с ощущением, что как только он сделает по-своему, его накажет даже не конкретный человек, а весь мир.

И что он сам виноват, что ударился.

И что утешения от близких людей не надо ждать, они будут справляться со своей беспомощностью сваливая вину на него.

А если вдруг мир протупит и наказать не успеет, так он сам молодец, наказание себе организует по завету мамы.

Ее так же растили.
Sloth on tree

Сегодня я рисую отчаяние внутреннего ребенка от ограничений

(без названия)

Сегодня я рисую отчаяние внутреннего ребенка от ограничений.

Произошло, на мой взгляд, невероятное – я начала считать калории!

Я считаю еду примерно половину своей жизни. Много лет считала пункты на Весонаблюдателях, затем калории на Борментале. Это сопровождалось отчаянием, насилием, ненавистью к себе. В первой терапии я поняла, что больше так не могу и не хочу, я полностью отказалась от контроля еды, изучила интуитивное питание и налаживала контакт с телом. Я перестала взвешиваться по утрам, только у врача раз в год при сдаче анализов. У меня телесноориентированная терапия, я прошла десятки вебинаров про тело, делаю телесные практики. Я перестала ежедневно насиловать и гнобить себя. Я была уверена, что никогда больше в своей жизни не вернусь к подсчету калорий.

Однако!

Я скачала программу, уже семь дней взвешиваю еду и записываю все, что я ем.

Захожу в это на другом уровне, с другим отношением, из другого состояния. Не из ненависти к себе, а из заботы. Я много ела на карантине, плюс стресс – в теле копилость огромное напряжение, которое не снималось физическими нагрузками, по крайней мере теми, которые я могу нести. Мне хотелось бежать часами до облегчения, чтобы выплеснуть невыносимое напряжение, но я не способна бежать часами. Это убъет мое сердце и колени, не знаю, что первым.

Тут у меня была многоходовка:
1) Я разобрала напряжение в терапии и выяснила, что под ним огромное отчаяние, бессилие и одиночество. Впервые я решилась на это посмотреть.
2) Я прорисовала отчаяние, одиночество и бессилие. Эти чувства настолько сильные, сложные, невыносимые и заряженные за всю жизнь, что я была не готова с ними сталкиваться, поэтому заедала. Думаю, я съедала 4000-5000 калорий в день, если не больше, особенно чипсами и мороженым – это мои таблетки от отчаяния. Прорисовав, я сняла заряд с этого места и смогла меньше есть.
3) Тогда я скачала программу для подсчета калорий и сейчас ем 1500 ккал в день. Меньше ем –> меньше энергии в теле –> меньше напряжения и отчаяния.

Так как у меня подсчет калорий связан с опытом насилия, отчаяния, ненависти, унижения и гнобления себя, то они поднимаются и сейчас. Эту тему я и рисовала, чтобы вывести заряд прошлых эмоций из текущей ситуации.
Sloth on tree

(no subject)

Эххх, терапия.

Перешли в скайп. Новый формат мне не нравится, тера не чувствую, не подключаюсь. Нет запаха, нет рядом, нет прикосновений - нет тера. Для младенческих частей точно.

В ситуации выживания детские части попрятаны, говорить не о чем. Нет состояния собранности и готовности работать в глубину, которое обычно появляется перед сессиями. На разбор детских травм нет сил. Текущее, что ни тронь - ведет в детские травмы.

Начинается сессия - сижу, молчу. Запроса нет. Что сказать? Так, чтобы и поговорить и ничего глубокого тронуть. Каждый день я справляюсь сама в хрупком балансе, не хочу его колебать.

Может, закончить терапию? Эта мысль вызывает ужас. Для меня это опора, не хочу терять. Пока буду ходить.

Еще остаюсь, потому что теру сейчас тяжело, многие клиенты ушли, я вроде должна. Конечно, не должна... Но могу, а значит, должна.
Sloth on tree

(no subject)



Я постоянно доебываюсь до внутреннего ребенка, чтоб он был рад.

Мюсли намешала (для него же!!!) и тут же:
- Ну! Ты рад?! Ты счастлив?! Ты доволен?! Это для тебя! Смотри как вкусно! Ты в восторге!

А он, конечно, такой:
- Отъебись, блядь.

И это лишь потому, что на последней сессии я обнаружила, как сильно я хочу от себя отъебаться, и появилось позволение огрызаться.

Очень знакомо, так делали со мной.

Кароч, надо научиться радоваться внутренним взрослым, чтоб оставить ребенка в покое.


А мюсли я классные намешала. Идея простая:

1) Зерновые.
Овсянка, хловья всякие: пшеничные, ржаные, гречневые, перловые.

2) Фрукты.
Изюм, годжи, сушеная клюква, бананы, яблоки, ананасы, маракуя, тьфу, чернослив, курага, финики, ну и все прочее.

3) Семечки.
Я беру смесь для салата: тыквенные, подсолнечника и кедровые орехи.

4) Орехи.
Я не люблю и не добавляю, но можно и модно.

5) Прочие наполнители, например, отруби.
Sloth on tree

Алгоритм работы с изолированным опытом в нейрографике

Как я рисовала травму.

Суть рисунка - вывести изолированный опыт.

Обычно, изолируется травма и все то, что было не по силам прожить и переварить. Я ощущаю это как "нечто, что колбасится внутри, но прячется и подавляется". На подавление уходит масса сил, поэтому я уставшая, хотя ничего не делала. И сил ни на что нет. И расслабиться невозможно. Как говно в проруби, ни туда ни сюда. Терпеть не могу это состояние, поэтому села рисовать.

Collapse )2019-09-18 faze7web
Sloth on tree

Сто тыщ тонн



И физические действия и психологические требуют энергии. Ну, это понятно и с этим все согласны.

С физическими затратами более-менее ясно. Вот пять кг легко поднять. А сто? Ну сложно. Можно круглое подложить и рычагом смещать, так перетащить. А тонну? Уже нужна специальная техника. А сто тыщ тонн?
И объективность есть. Ясно, что ребенку пять килограммов тяжело, старушке тоже, а молодому сильному мужчине – легко. А ему же с травмой позвоночника даже три кг нельзя поднимать.

Ну так же и психологическая нагрузка. Что-то легче, что-то сложнее, что-то можно поднять, что-то спорно, что-то с спецпримочками, что-то нет.

И тут вводится НЕВИДИМЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ.

Он состоит из силы личности, характера, темперамента, семейной истории, качества привязанности, травм, детского и взрослого опыта, выученной беспомощности, накопленных знаний о мире, полученной и недополученной поддержки, родовых программ, внутренних запретов, субъективных страхов и пр.

Вооооооооооот.

И он к объективному «весу» психологической задачи добавляет невидимый коэффициент. Причем, может в плюс и в минус.

Вот вроде двадцать килограмм поднимаешь, че ж так тяжело-то?! А это внутренние запреты с такой же силой давят сверху.
А иногда ты типа пять поднимаешь, а они сто тыщ тонн сверху наваливают.

Получается, поднимаешь вроде тот же вес, что другие, а по факту он другой, не объективный, изменчивый, с поправкой от невидимых внутренних процессов и со стороны нифига непонятно, в чем сложность поднять 5 кг. Да хоть тонну. Пригнала бульдозер и подняла, делов-то! Один звонок и готово. Ну чуть дороже, зато сделано.

И ни одна сука не видит, что на этой тонне еще сто тыщ невидимых тонн сверху лежат и никакой бульдозер не справится.

Со стороны никогда не знаешь, что сколько для кого весит. Да и про себя не особо, пока специально не изучаешь.

Уважайте свои невидимые коэффициенты.
Sloth on tree

Я – тот человек, который...

Мне почему-то очень важна идентификация: "Я – тот человек, который купался каждый день лета."

Не первый год я пытаюсь это воплотить и, конечно, у меня нифига не получается. Это не получается даже к людей, которые круглый год живут на берегу водоема, что уж говорить обо мне.

Возможно, ежедневное купание - квинтэссенция моего детского счастья.

Меняю идентификацию на: "Я – тот человек, который каждый день лета делал то, что хотел. В том числе, купался, если хотел, и не купался, если не хотел."

Так еще счастливее 😊

Привыкаю к ней.
Sloth on tree

Надо что-то делать!



У меня есть часть – очень тревожный мальчик, лет 7-10, сосредоточенный, в очках, с папочкой в руках, он все время говорит: "Надо что-то делать! Надо что-то делать! Надо что-то делать!"

Волнуется очень. Тревожно глядит по сторонам. Напряженный. Боится. Сейчас увидят, что он ничего не делают и нападут. Так нельзя. Поэтому надо все время что-то делать! И прямо сейчас тоже!

Когда он заводит эту волынку, я научилась улыбаться и отвечать: "Щекотаааааать, крошку!" и мысленно его щекотать и целовать, он тогда смеется и расслабляется. И мне в целом становится полегче и попускает.

У меня есть внутренний взрослый, который способен решить, когда мне надо что-то делать, а когда нет. Этой детской части не нужно этим заниматься.
Sloth on tree

(no subject)

Я показывала, как рисовала связь взрослой и детской частей. Там был рисунок, который я никак не могла закончить, в нем все время что-то было не так.

Так вот я его завершила и он стал уравновешенным и устойчивым.

Sloth on tree

Колесо заботы и хороший контакт с телом

Мне очень нравится, что говорит Петрановская о формировании связи с телом и своими потребностями.



В надежной привязанности, когда ребенок испытывает дискомфорт - он подает сигнал - мать реагирует, удовлетворяет потребность - ребенок удовлетворен до следующего дискомфорта.

В ряде случаев мать ошибается, это стимулирует ребенка давать более четкий сигнал и яснее называть, что ему нужно.

Чтобы подать нужный сигнал нужно понять, что именно ты хочешь. Есть или пить? Для этого он учится лучше распознавать свою потребности, становится чувствительнее к сигналам тела.

В итоге вырастает взрослый с хорошим контактом с собой, своим телом, своими потребностями.


Если ребенок не получает удовлетворения потребности цикл сбивается. Например, он в учреждении, где кормят по часам, а не когда проголодался, и тем, что приготовил повар по плану, а не тем, что хочется ребенку. Или мать алкоголичка на один и тот же сигнал в хорошем настроении реагирует, в опьянении игнорирует, в похмелье наказывает. Или мать удовлетворяет потребности своего внутреннего ребенка, а не реального.

Нет смысла учиться давать более чёткий сигнал, так как нет связи между сигналом и удовлетворением потребности.

Нет смысла учиться распознавать сигналы своего тела, так как это ни на что не влияет. Наоборот, лучше тело диссоциировать, так как он него только больнее и неудовлетвореннее.

Так вырастают взрослые, которые вообще не в контакте со своим телом и потребностями, не знают, чего хотят.