August 13th, 2019

Sloth on tree

Грусть

Мое счастье – грустить, когда грустно.

Двойное счастье - разделить это состояние с кем-то, кто может быть рядом: не разваливается, не веселит, не вытаскивает из грусти и не покидает меня, как негодную.

Грущу – не значит, сломалась.
Грущу – не значит, надо срочно чинить.
Грущу – не значит, плохая.

Просто грустная.
Sloth on tree

О небезопасности быть с собой

Первые годы терапии я не могла жить без терапевта, мне только с ней было безопасно, я рыдала уходя с сессии, потому что не хотела оставаться с собой.

Не с мамой, не с папой, не с партнером, не с одиночеством, не с врагом – с собой.

И только сейчас, когда мне с собой стало спокойнее и безопаснее, когда я чаще ухожу с сессии без слез, чем в отчаянных рыданиях, я начинаю замечать мелочи, которые создают мне небезопасность с собой.

Массировала грудную клетку – там много триггерных точек, вчера все они спазмировались и заныли, аж больно дотронуться. Ну, я, как обычно, с максимальной силой тыкала себя пальцами туда, где больнее всего, глубоко массировала, прям вдавливала, а где палец не брал, там костяшками или ребром ладони, чтобы побыстрее вылечить, чтобы максимальный эффект, чтобы... да даже без "чтобы", без логики, без причин, просто я привыкла так с собой обращаться.

А моя тер, массируя триггерные точки, всегда ослабляет давление, когда я говорю, что больно.

И я вдруг ослабила. Мягче стала массировать. Да, там где больно, но нежнее, бережнее, деликатнее. Не с целью "ща быстро пробьём зажимы", а ласково заботясь о себе и теле. После этого я так расслабилась! Доверилась себе. Растрогалась, разнежилась, расчувствовалась до слез.

Примерно так же я расчувствовалась в раздевалке тренажерного зала, когда пришла первый раз, сходила на занятие и вдруг не стала себя заставлять еще и изучить всю программу тренажеров, а решила, что на сегодня достаточно стресса и стыда, пойду домой. Сидела в раздевалке и плакала, что не будет насилия, что пойду домой.

Способ обращаться с собой настолько привычен, что его невозможно вычленить и распознать. Как постоянный гул в ушах, например. Я думала, что себя не насилую с тех пор, как перестала причинять физическую боль телу: бить, отрывать мозоли, кусать.

Ничего подобного.

Мой внутренний ребенок предпочитает терапевта. С ней безопасно. Со мной - нифига.